Коллизии в российском праве: понятие и виды

Коллизии в российском праве
Коллизии в российском праве — что входит в это понятие и какие виды коллизий существуют?

Collisio или коллизии — что это?

Коллизии в праве являются абсолютно нормальным явлением, поскольку избежать их не сумел ни один мировой правопорядок. Очередной вопрос в цикле ответов при подготовке к сдаче судейского экзамена. Рассмотрим, что такое коллизии в российском праве и какие виды они могут приобретать.

Противоречие

Под коллизией в праве обычно понимают некое столкновение (collisio — лат. столкновение) действующих норм, которое вступают в противоречие между собой. Сложность такой коллизионной ситуации заключается в одновременном действии вступающих в противоречие друг другу норм. Это, в свою очередь, приводит к необходимости выбора той или ной нормы. А, следовательно, неопределённости правоприменения в ряде вопросов.

Неопределённость эта может быть использована субъектом правоприменения по своему усмотрению и, возможно, с учётом некой личной выгоды. Либо же, получает возможность не применять нормы вовсе, сославшись на неопределённость. Это в состоянии привести к нарушению прав и свобод неопределённого круга лиц. Что, конечно же, не способствует формированию правового государства.

Возникновение таких к. происходит вследствие постоянного нормотворчества. В ходе создания, изменения и признания недействующими тех или иных норм неизбежно происходит их пересечение. Это абсолютно нормально, как уже указывалось выше. Изменения же продиктованы самой жизнью общества. Часто издание той или иной нормы не заменяет (отменяет) собой уже действующую. Последняя регулирует те же правоотношения и нормы начинают действовать параллельно. Возникает коллизия.

Коллизии, в основе которых лежит противоречие, подлежат разрешению именно выбором нормы.  При этом учитывается:

  • Приоритет нормы, т.е., её юридическая сила. При столкновении двух противоречащих норм, выбирается та, которая имеет большую юридическую силу. Сила нормы определяется нахождением её в том или ином НПА. Очевидно, норма, содержащаяся в Конституции, имеет вес выше, чем норма, содержащаяся в федеральном законе.
  • Такой признак нормы, как «специальная».  Она имеет приоритет перед нормой общей, поскольку является более частной к предмету правового регулирования. Lex specialis derogat generali (лат.) — специальный закон отстраняет общий закон.
  • Время принятия нормы. Так, н., принятая позднее, должна иметь приоритет перед ранее принятой н. Под временем принятия нормы А.Я. Курбатовым* понимается одобрение закона Государственной Думой. Стоит отметить при этом, что одобрение закона Думой не всегда приводит к его принятию, т.к. Совет Федерации может отклонить законопроект.

При этом важно соблюдать именно такую последовательность выяснения силы нормы. Это вытекает из предположения, что проверка каждого последующего принципа становится возможна лишь после проверки предыдущего. Такой вывод является логичным, поскольку даже если норма является специальной, но обладает меньшей юр. силой, то, очевидно, применению она не подлежит.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что помимо противоречий непосредственно в нормах, существуют и противоречия в их применении. Последние возникают в ходе осуществления властных полномочий органами государства, либо же должностными лицами. Такие коллизии разрешаются

Расхождение

Помимо указанного, под правовой коллизией понимается также и расхождение норм, содержащихся в НПА. Хороший пример расхождения приведён М.А. Фокиной**. Так, КАС РФ, АПК РФ и ГПК РФ содержат общее для всех трёх кодексов правило:

лица должны доказать те обстоятельства, на которые ссылаются

При этом, в административном судопроизводстве доказывать законность оспариваемого акта (решения и т.д.) должно лицо, принявшее оспариваемый акт. Те же положения содержатся и в АПК РФ. Однако, в рамках КАС РФ суд имеет больше полномочий в доказательственном процессе – он может:

  • по своей инициативе назначить экспертизу
  • самостоятельно истребовать доказательства

В Кодексе административного судопроизводства, при этом, содержатся нормы, позволяющие исключить недопустимое доказательство. При этом лицо, заявившее об исключении, берёт на себя бремя доказывания этого обстоятельства. Ни АПК РФ, ни ГПК РФ такой диспозиции не содержат.

Арбитражный кодекс позволяет исключить доказательство лишь в случае наличия оснований сомневаться в его достоверности. Такое заявление может быть сделано лишь оппонентом лица, предоставившего это доказательство. ГПК РФ вообще не позволяет исключать что-либо из материалов дела.

Такое расхождение создаёт определённый дисбаланс в юридической силе доказательств.

Коллизионные нормы

Наиболее общим способом преодоления коллизий является создание и развитие т.н. коллизионных норм. Совокупность этих норм образует т.н. коллизионное право. Ряд исследователей относит к.п. к одной из подотраслей конституционного права. Многие авторы отмечают, что к.п. является панацеей, но способно несколько нивелировать негативные последствия наличия к. в нормах.

Так, присутствие коллизионного права в РФ закреплено в Основном законе страны – п.п. п) ст. 71 Конституции РФ. К таковым можно отнести положения ст. 3 Налогового кодекса, согласно которой:

все сомнения, противоречия, какие-либо неясности налогового законодательства толкуются в пользу налогоплательщика

Отнесение этой нормы к федеральному коллизионному праву неоднократно подтверждено Конституционным судом (например, Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. N 444-О ). Это положение именуется судами «презумпцией добросовестности» налогоплательщиков. Среди практических примеров — взимание ЕНВД при отсутствии физических показателей для начисления налога (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2012 г. N 15АП-5588/12). Апелляционным судом применён принцип добросовестности НП.

При этом, не следует относить к коллизионному праву положения статьи 1.5 КРФ об АП, а именно, части 5ой её, несмотря на некоторую схожесть формулировок. Тут речь идёт о наличии неустранимых сомнений в вине лица, привлекаемого к ответственности. Таковые толкуются в пользу последнего, однако, о столкновении норм тут речь не идёт. Следовательно, отнести этот случай к коллизионному положению закона нельзя.

Международное частное право

Наиболее часто термин коллизионное право упоминается применительно к международному частному праву. Например, правоотношения с участием иностранного элемента регулируются разделом VI ГК РФ. Так, статья 1186 Кодекса устанавливает, что при невозможности определения применимого права, применяется право страны, которая теснее всего связана с правоотношениями.

Так, Верховным судом сформирован ряд позиций, разъясняющих, в каких случаях применяются коллизионные нормы, содержащиеся в международных договорах, либо во внутреннем зак-ве (ПП ВС РФ от 09.08.2019 г. № 24). Тут упомянута Венская конвенция 1980 года, не регулирующая вопрос действительности ДКП. Следовательно, указывает ВС РФ, в вопросах возмещения убытков применяется Конвенция, а в вопросе действительности договора — внутреннее законодательство. Какой страны, суд должен определить, основываясь, в т.ч., на положениях раздела VI ГК РФ.

Указанное выше ПП-24 — не единственный документ, содержащий разъяснения по коллизионным нормам ГК РФ. Есть ещё Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2017 г. N 23, а также Обзор Судебной Практики Верховного Суда РФ N 2, опубликованный в 2021 году.

Подытоживая изложенное, отмечу, что коллизии в российском праве не редкость и не являются однозначным злом. Напротив, коллизии побуждают законодателя и правоприменителя развивать национальное право.


*Разрешение коллизий с участием норм Гражданского кодекса Российской Федерации: старые и новые проблемы (А.Я. Курбатов, журнал «Журнал российского права», N 10, октябрь 2018 г.)

**Журнал «Третейский суд», N 1-2, январь-июнь 2020 г., с. 147-151.

Ещё по теме «Коллизии в российском праве: понятие и виды»:

Поделиться: